1
2019.08.09鲁登寇 Терехов - действительно красавчик, что и говорить. Надо бы закинуть его диссертацию в нашу новоиспечённую ленту.

Вжух! Диссер Терехова  "Представления о совершенных мудрецах (шэн) в китайских апокрифах (чэньвэй) эпохи Восточная Хань (25-220 гг. н. э)" в студию! 22

.pdf   Terekhov_AE_PhD.pdf (Размер: 1.75 Мб / Загрузок: 46)
Человек нуждается в Будде, но лишь постольку, поскольку тот может пригодиться ему в хозяйстве.
2019.08.09
2
Представления о «совершенномудрых людях» (шэн жэнь) или «совершенных мудрецах» (шэн) играли важнейшую роль в политической идеологии Древнего Китая. По крайней мере с V в. до н. э. они воспринимаются в качестве личностей, достигших высшей степени интеллектуально-нравственного и духовного совершенства, и/или идеальных правителей, и в этом качестве фигурируют в сочинениях самых разных древнекитайских мыслителей. При этом в каждом памятнике образ шэна трактуется по-своему, причём, зачастую, в диаметрально противоположных направлениях: совершенный мудрец может служить воплощением человеколюбия или же воспринимать других лишь как средство для удовлетворения собственных нужд и амбиций, быть монархом или же всеми способами отказываться от престола, иметь конкретные воплощения или же оставаться неперсонифицированным.

В процессе формирования имперской идеологии, начавшемся после объединения Китая в 221 г. до н. э., представления о совершенных мудрецах вышли за пределы чистой теории и стали фактором политической практики, поскольку в качестве шэна начал восприниматься правящий монарх. Новая роль этого образа вызвала значительные изменения в нём самом: он стал видоизменяться, переосмысливаться и подвергаться унификации под влиянием различных идеологических, мифологических, философских и мировоззренческих представлений.

В результате длительного развития к I в. н. э. образ шэна превратился в важную составляющую государственной религии имперского Китая, где совершенномудрые мыслились уже не просто мудрецами, но личностями особого типа, имеющими божественное происхождение и обладающими сверхъестественными способностями. Этот этап развития образа шэна оказался зафиксирован в корпусе т.н. апокрифов (чэнъ вэй) -религиозно-политических по своему характеру текстов, составивших квинтэссенцию политической идеологии первых веков н. э.

Тем не менее, развитие китайской идеологии в целом и, в частности, конфуцианства, постепенно узурпировавшего образ совершенного мудреца, привело к тому, что в эпохи Тан (618 – 907 гг.) и в особенности Сун (960 – 1279 гг.) образ шэна в очередной раз претерпевает кардинальные изменения: он теряет большинство божественных коннотаций и вновь становится достижимым для любого человека, фактически возвращаясь к своей более ранней форме, но на ином, обусловленном развитием философской мысли и изменившимися историческими обстоятельствами теоретическом уровне. В результате раннеимперские представления о шэнах как о божественных личностях стали рассматриваться традицией как пагубное искажение изначальных древних идей, заслуживающее не столько критики, сколько забвения. Такой подход к сложившемуся к I в. н. э. образу совершенномудрых во многом повлиял на исследователей XX в., а в случае с китайскими и отечественными учёными попал под влияние марксистской идеологии, заставлявшей игнорировать его как совокупность «суеверий», не заслуживающих серьёзного изучения. Эта ситуация начала меняться лишь в последние годы; как на Западе, так и в Китае стали появляться исследования, посвящённые прежде недооцененным и подчас игнорировавшимся аспектам политической идеологии и религии Древнего Китая. Тем не менее, проблема раннеимперского образа совершенного мудреца до сих пор так и не получила достойного освещения ни в России, ни за рубежом. В то же время представляется, что реконструкция представлений о шэнах в Китае I–III вв. позволит лучше понять особенности теоретической мысли, государственной религии, мифологии, идеологии и политической практики той эпохи, что и обуславливает актуальность рассматриваемой темы.

Объектом исследования в данной работе служат апокрифические сочинения (чэньвэй) и связанные с ними письменные памятники. Предметом исследования является образ совершенных мудрецов в ханьских и более поздних апокрифических текстах, рассматриваемый как в целом, так и в отдельных своих аспектах, таких как представления о рождении шэнов, об их необычной внешности и о благих знамениях, которые предвещали и сопровождали их рождение и восшествие на престол, а также знаменовали наступление мировой гармонии, достигнутой благодаря их стараниям.

Целью представленного диссертационного исследования является реконструкция образа совершенных мудрецов (шэн) в Китае I–III вв. на основании апокрифических текстов (чэнь вэй). Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
- рассмотреть основные источники для анализа представлений о шэнах в Китае рассматриваемого периода;
- рассмотреть представления о шэнах в доапокрифической традиции (с момента их зарождения до I в. до н.э.);
изучить изменения, произошедшие в трактовке образа совершенных мудрецов в первых веках н. э.;
- проанализировать отдельные аспекты образа совершенномудрых в Китае рассматриваемого периода, т. е. представления о рождении шэнов, об их необычной внешности и о связанных с ними благих знамениях, рассмотрев и локализовав во времени процесс развития каждого из них;
-проследить генезис нового образа совершенномудрых, определить цели его создания и на основе этого осмыслить его содержание.

Предлагаемое исследование представляет собой первую в отечественной и общемировой науке попытку всестороннего анализа образа совершенных мудрецов в политической идеологии Китая в конкретный исторический период. В работе предлагается классификация различных трактовок этого образа в письменных памятниках Древнего Китая, предпринимается критическое переосмысление сложившихся взглядов на политическую идеологию и мифологию Древнего Китая, даётся относительная датировка различных идей и представлений, а также выдвигается гипотеза о ремифологизации образов древнекитайских совершенномудрых правителей.

Кроме того, данное исследование вводит в отечественный научный оборот такой ценный источник для изучения различных сторон истории, культуры и мысли Восточной Хань и Лючао, как апокрифические тексты. В работе даётся первое в России подробное описание этих памятников и приводится перевод ряда их фрагментов на русский язык.

Положения, выносимые на защиту:

В силу важной роли в политической жизни I–VI вв. и широты затрагиваемых тем, апокрифические тексты представляют собой уникальный источник по идеологии Восточной Хань.

Значительное число текстов, испытавших на себе влияние чэнь вэй, позволяет говорить о существовании в Китае I–VI вв. апокрифической традиции, источниками по изучению которой могут являться как сами апокрифы, так и связанные с ними памятники.

В доимперском Китае не существовало единого образа совершенного мудреца; в каждом тексте он понимается по-своему, так что его содержание варьируется даже среди памятников, традиционно относимых к одной и той же «школе» (цзя ) древнекитайской мысли.

Для образа совершенного мудреца возможно выделить несколько трактовок. Практически каждый текст сочетает несколько различных трактовок, и в то же время ни одна из них не является уникальной для какого-либо отдельного текста.

В развитии образов совершенномудрых правителей древности правомерно выделять три этапа: архаический (Шан и Западная Чжоу), когда они ещё воспринимались в качестве божественных персонажей, период эвгемеризации их образов (Чжаньго – Западная Хань) и период их ремифологизации (Восточная Хань).

Ремифологизация повторяла процесс сакрализации образа правителя от ванов эпохи Чжаньго к императорам династии Хань и заключалась в повторном обожествлении совершенномудрых правителей, которые к тому времени воспринимались в качестве реальных людей. В результате, они приобретали новые, зачастую не характерные для них доселе, атрибуты.

Процесс ремифологизации категорически не тождественен возвращению к образам архаических божеств, но идентичен мифологизации, которой подвергались в тот же период реальные персонажи древней истории, в первую очередь – Конфуций.

Образы совершенных мудрецов в чэнь вэй являются проекцией в древность монархов и сановников ханьской эпохи.
2019.08.09